bv-povar-main

Из политолога в шеф-повара: как она кардинально поменяла профессию и нашла призвание жизни

Мы проводим треть своей жизни работая. Только представьте, что 60-70% людей на Земле не любят то, чем занимаются. Наша сегодняшняя героиня нашла в себе смелость и последовала за своей страстью вкусно готовить. К чему это привело — читайте в интервью.

ДОСЬЕ
Профессиональная деятельность: шеф-повар с бэкграундом политолога.
Главная ценность: драйв, свобода.
Хобби: путешествия, чтение книг.
Мечтает: кормить людей хорошей, вкусной едой.
Верит, что:
Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало ешь,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.
Омар Хайам

— Привет, Лена! Расскажи о своей жизни сейчас.

Моя жизнь — это ежедневные приключения, которые начинаются с увлекательной 1,5-часовой поездки до работы — я живу очень далеко от ресторана, где работаю. Потом это 12–14 часов ада под названием кухня, и заканчивается всё это дорогой назад, которая занимает еще больше времени, потому что я заканчиваю работать очень поздно.

«Ад» — почему я так любовно называю кухню? Много людей понимают, что поваром быть непросто, однако тот, кто не был на профессиональной кухне, не понимает, насколько это ад во всех отношениях. Там жарко, как в настоящем аду, тяжело физически, постоянный стресс, поскольку возможны какие-то ошибки, провалы, конфликты и т. д.

SONY DSC

— И как ты оказалась на своей «адской кухне»?

Когда мне исполнилось 30 лет, у меня начался профессиональный кризис мотивации. У меня не было проблем с работой — наоборот, к тому моменту я уже несколько лет как ушла во фриланс, что позволило больше зарабатывать и разнообразить свою профессиональную деятельность. Параллельно с этим у меня появилось больше свободного времени, чтобы задуматься, что и для чего я делаю.

Последние годы я занималась серьезными институциональными реформами, в частности вопросами выборов и парламентаризма, но не ощущала удовлетворения и эмоциональной наполненности от своей работы. Я начала понимать, что всё, что я делаю, не бесполезно, однако радости здесь и сейчас конкретным людям не приносит.

Как-то один мой друг спросил, чем бы я хотела заниматься. Я, абсолютно не задумываясь, ответила: «Готовить». Он меня поддержал, мы нарисовали график реализации этой амбиции, и всё начало происходить интенсивно.

Ресурсы были вложены в мое образование, мне нужно было быстро развиваться. Сначала я училась в Киеве в Академии Эктора Хименес-Браво. Получила очень интересный опыт, начала готовить ежедневно по несколько блюд, купила кучу книг, оборудование, утварь. Кулинария — прикладная сфера деятельности, поэтому, просто читая книги, вряд ли чему-то научишься.

bv-povar-1

После этого я поехала учиться в Леон во Францию в Институт Поля Бокюза. Я проучилась там 2 месяца, это был очень интересный опыт. Вернувшись из Леона, я пошла работать в киевский ресторан. После этого я уехала на полгода в Париж, где также училась в одном из ведущих кулинарных заведений — Институте Алена Дюкасса — и стажировалась.

— Расскажи, как проходило твое обучение и пребывание в чужой стране?

Я два раза училась во Франции: в Леоне в 2015 году и в Париже в 2016 году. Это были разные опыты во всех отношениях. Когда я приехала в Леон на заре своей кулинарной карьеры, у меня взорвалось сознание. Потому что то, чему меня учили в Киеве, было не совсем тем, как нас дрессировали в Леоне. Всё было достаточно жестко и по-новому. Французские повара — это боги, им надо, чтобы всё было правильно, их волнует не только результат, но и процесс. И даже если твой результат будет хороший, они будут недовольны, если по ходу ты что-то делал не так.

После Леона я пошла работать в ресторан в Киеве. Там я поняла, что наше представление о кухне романтичное, всё совершенно по-другому — намного сложнее, циничнее, жестче, негуманнее. Поработав год в Киеве, я поехала в Париж в Институт Алена Дюкасса. У меня уже было другое понимание, что я должна оттуда вынести. Это усложнило мое обучение в том плане, что я глубже вникала в какие-то вещи, постоянно была в напряжении, потому что ожидания были намного выше, чем та романтика, которая была в Леоне.

Три месяца я провела в самом институте, где у нас были ежедневные классы с лучшими шефами, а после была стажировка в очень хорошем парижском ресторане. Кухня — это постоянная сложность, постоянный стресс, напряжение, плюс интернациональная группа людей, с которыми я вынуждена была ежедневно коммуницировать (вопрос не языка, а ценностей, разного понимания, разных границ допустимого и т. д.).

Период был очень тяжелым, и если б не путешествия, которые я позволяла себе по выходным, я даже не знаю, как бы справилась. Я хорошо училась, хорошо сдала экзамены и заслужила похвалу шефов. Я получила заветный Superior Culinary Arts Diploma, которым я очень горжусь. Но главное — кроме диплома, я привезла бесценные знания, которые позволяют заниматься мне тем, чем я занимаюсь сейчас.

bv-povar-3

— Как тебе сейчас в заветной роли шеф-повара?

Ни семьи, ни родины, ни флага. Постоянный стресс, метания между тем, чтобы всё сделать самой, потому что себе доверять легче, чем другим, необходимость делегировать, учить людей. Постоянная борьба, попытка найти баланс между тем, что хочется, и тем, что можется.

Я начинаю совершенно по-другому смотреть на ресторан как место, которое кормит людей. Я понимаю, что не все мои идеи могут быть реализованы в условиях современной украинской кухни. Однако я сказала себе в свое время, что я по крайней мере буду стараться никогда не кормить людей плохой едой — той едой, которую бы не стала есть сама. И этому я пытаюсь научить своих поваров — никогда не отдавайте то, что не устроило бы вас как потребителя.

— Почему у тебя так всё сложилось с самореализацией, а у многих этого нет?

Приняв решение заниматься кулинарией, я морально была готова к тому, чтобы сжечь мосты. Это не была однодневная блажь, несмотря на то, что идея возникла очень спонтанно. За эти 3 года я столько сомневалась, у меня было столько терзаний, но я говорила себе, что пути назад нет. Не хотелось потом себе сказать, что не смогла, даже до конца не попробовав.

У многих не получается, потому что им страшно, особенно когда речь идет об изменении вектора своей жизни в зрелом возрасте. Людям страшно рискнуть. Честность с собой — это самореализация. Оценивай свои силы, не стесняйся и не бойся эти силы прилагать, насколько ты любишь себя, насколько ты готов оказаться в той точке, куда хотел бы прийти.

bv-povar-2

— Какое твое самое большое достижение?

Своим самым большим кулинарным достижением на сегодняшний день я считаю то, что за 3 года мне удалось стать шеф-поваром. Так случилось, что я перепрыгнула ступень: я не была су-шефом, я была поваром, а потом сразу стала шефом. Я знаю, что многие, даже очень талантливые повара, за намного более длительный период не получают соответствующего профессионального признания. Возможно, им не хватает харизмы, или настойчивости, или понимания, куда ты идешь.

Решение заняться кулинарией я приняла в 30 лет — это достаточно поздно, чтобы становиться поваром и строить карьеру. Если брать Европу, то там в 14–16 лет люди уже приходят на кухню, и к 30 годам они состоявшиеся шеф-повары. Работа на износ, которую подразумевает профессиональная кухня, в 30 лет дается намного сложнее, чем в 18, 20 или 25. Важно, что мне хватило сил на всё это.

— Какие планы и мечты на будущее?

Если говорить о кулинарии, я очень хочу мишленовскую звезду. Мишленовская звезда — что-то среднее между мечтой и целью. Звезда — это высшая ресторанная награда в мире, получить звезду хотят все. Как мне говорили мои шефы во Франции, первую звезду получить достаточно просто: надо просто все делать правильно и стабильно качественно.

Вторую-третью звезду получить значительно сложнее, потому что там уже речь идет не только о еде, а и об обслуживании. Сегодня есть только одна ныне живущая женщина — обладатель трех звезд Мишлен. «Трехзвездных» мужчин намного больше. Такая высокая, далеко идущая цель — то, что очень мотивирует, позволяет постоянно повышать свое мастерство.

На сегодня ни один украинский повар не обладает звездой Мишлен, в Украине вообще нет аккредитации Мишлен. Это связано с тем, что у нас не работают европейские стандарты в области производства продуктов питания. Я допускаю, что, возможно, мне придется уехать из Украины, чтобы попробовать работать в той стране, где необходимые условия существуют.

Более глобально, о чем я мечтаю, — это иметь свой ресторан, в котором я смогу делать то, что я хочу, и искать своего клиента, которому будет интересно именно то, что я делаю. Мне бы очень хотелось стать трендсеттером, придумать что-то такое, что будет ассоциироваться со мной и что позволит мне войти в историю.

bv-povar-4

Если ты тоже хочешь присоединиться к проекту, рассказать свою историю или порекомендовать свою знакомую, отправь нам письмо на avtor@lybovmorkov.com с темой «Я белая ворона», и мы с удовольствием пообщаемся. 

Фото: личный архив Елены.

Комментарии